Новости компании «Маркон Москва» → 

Итоги кинофестиваля в Карловых Варах

          

52-й Карловарский фестиваль оказался успешным для российской кинематографии. Фильму Александра Ханта «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» присуждена главная награда конкурса восточноевропейского кино. Александр Яценко получил «Хрустальный глобус» как лучший актер международного (главного) конкурса за роль в картине «Аритмия» Бориса Хлебникова. В остальном же вердикты жюри показались совершенно абсурдными Андрею Плахову.

Александр Яценко — актер экстра-класса, у Хлебникова уже не первый раз взявший высокую планку, и можно только порадоваться тому, что он наконец получил международное признание. Однако все-таки актерскими достижениями этот фильм не ограничивается. «Аритмия» на протяжении всего фестиваля лидировала с большим отрывом в рейтинге критиков: у нее была средняя оценка 4,5, у ближайшего конкурента — 3,75. Поэтому актерский приз для «Аритмии», хоть и почетный, вызвал противоречивые чувства. Тем более что крайне странным оказался призовой список в целом: тот случай, когда можно говорить про потерю профессионального чутья, контекста и ритма у членов международного жюри.


Так главная награда фестиваля «Хрустальный глобус» досталась стилизованной исторической драме «Маленький крестоносец» чешского режиссера Вацлава Кадрнки — о мальчике, убегающем из дома рыцаря на Святую землю, и об отце, отправляющемся на поиски сына. Отдавая должное изобразительной культуре постановки, в качестве фаворита конкурса этот фильм, лишенный и смысловой, и эстетической актуальности, никто за пределами жюри не рассматривал. Предполагать же примитивное лоббирование чешского кино, обладающего серьезными традициями и не нуждающегося в таких поддавках, не хочется.

Второй по рангу спецприз жюри присужден фильму боснийского режиссера Алена Дрлжевича «Мужчины не плачут», снятому в копродукции Боснии и Герцеговины, Словении, Хорватии и Германии. Это решение жюри тоже спорно, и, скорее всего, его можно объяснить важным для европейцев политическим посылом этой картины. Ее герои — сербы, хорваты, мусульмане-боснийцы — ветераны недавней югославской войны, травмированные физически и психически. Их собирают на своеобразный курс миротерапии, чтобы помочь разобраться в кровавом прошлом и нащупать путь в будущее. Задают вопросы типа: «Обязан ли человек воевать за свою родину?» или «Согласны ли вы, что все стороны совершали военные преступления?» Замороженные конфликты, предрассудки и обиды мгновенно вскипают, а у серба, едва ли не единственного, пробуждается чувство вины. Все это выворачивание кишок представлено с пресловутым балканским темпераментом, но уж слишком прямолинейно.


Приза за лучшую режиссуру удостоен Петер Бебьяк, постановщик словацко-украинской картины «Межа», где поднимаются тоже не лишенные актуальности вопросы о подлинных границах Евросоюза. А лучшими актрисами фестиваля признаны полька Йовита Будник и Элиане Умухире — исполнительницы главных ролей в польской картине «Птицы поют в Кигали», затрагивающей тему геноцида в Руанде (режиссеры Йоанна Кос-Краузе, Кшиштоф Краузе).

Ничего не получили от щедрот жюри фильмы, о которых больше всего говорилось и на которые делались немалые ставки: израильский «Кондитер» и турецкий «Больше». Возможно, от первого членов жюри оттолкнула бисексуальная сюжетная коллизия, от второго — лишенная гуманистических иллюзий эволюция молодого героя: от пытливого юноши до безжалостного работорговца. Еще одной фавориткой считалась американская картина «Оставь сдачу» режиссера Рейчел Израэл — до боли знакомая история поисков партнерши проблемным еврейским юношей, разыгранная при этом не актерами, а непрофессионалами аутистами. Жюри удостоило ее лишь специальным упоминанием.

Во втором конкурсе «К Востоку от Запада», целиком сосредоточенном на восточноевропейском кино, призов было гораздо меньше — всего два. И главный достался фильму Александра Ханта с вызывающе длинным названием. Роуд-муви, то есть фильм—путешествие непутевого Витьки Чеснока, который везет своего столь же непутевого папашу Леху Штыря в дом инвалидов, превращается в гротескную, но в то же время не лишенную лиризма картину российской жизни за пределами Садового кольца. Харизматичны при всей их карикатурности портреты главных персонажей, которых играют Евгений Ткачук и Алексей Серебряков.


Снятый в качестве студенческой работы ВГИКа и прошедший мимо отечественных фестивалей этот фильм нашел свое правильное место в Карловых Варах. Здесь оценили и свежесть режиссерского дебюта, и оригинальный басовый саундтрек, и то, что Александр Хант, представляя картину, обращался к местной публике с выученной речью на чешском языке. Произошло счастливое совпадение — тональности фильма, настроений зала и мотивов жюри. Тот случай, когда не требуется никаких спекуляций о том, как относятся к России и чего ждут от наших фильмов.

Не могу не закончить панегириком в адрес карловарской публики, обладающей, кажется, большей мудростью, нежели любое профессиональное жюри. Эта публика, преимущественно очень молодая, заполняет фестивальные залы с утра пораньше, даже если ведет бурную ночную жизнь. Полно народу было и на старых, черно-белых фильмах из ретроспективы Кэндзи Мидзогути. Этот режиссер прославился в середине ХХ века, был высоко ценим Андреем Тарковским и авторами французской «новой волны». Он выбрал своей центральной темой страдания женщины в японском обществе, оставлявшем ей участь проститутки — высшего или низшего разряда. Отождествиться с героями и конфликтами другой культуры, а часто и совсем другой эпохи — непросто, но в Карловых Варах у молодежи это получается совершенно органично.


Источник : https://www.kommersant.ru/doc/3350779